Мы с Павлом подружились еще со студенческой скамьи. Почти все вечера проводили вместе, мечтали в скверике на лавочке под звездами о том, как после окончания учебы поедем искать романтику. А после окончания вуза как в песне поется: я уехала в знойные степи, он ушел на разведку в тайгу.

На самом деле я никуда не уезжала – осталась в родном Питере, работала в одном НИИ. Куда девался Павел – я не знаю. Может, и правда подался в тайгу, а может еще куда.  Только за два года он ни разу мне не позвонил, не написал ни единой СМС.

Собственно, скучать мне было некогда: работа была интересная, проект перспективный, и я с головой окунулась в работу.

Как-то утром затрезвонил мой телефон. Я еще успела подумать: кому это неймется спозаранку? И услышала уже призабытый голос Павла. Он сообщал, что вернулся из заграничной командировки, что проездом завернул в Москву, а сейчас хотел бы встретиться со мной в Питере. Пройтись по Невскому проспекту, полюбоваться на Неву – одним словом,  вспомнить студенческие годы. А еще просил, чтобы я встретила  его в аэропорту в Пулково, и назвал время прибытия в порт самолета.

Сказать бы, что я сильно обрадовалась его появлению в моей жизни – нельзя. Но я все же ответила, что приеду его встречать  в аэропорт. Мне было просто интересно посмотреть человеку в глаза, который с такой легкостью разорвал наши отношения, а теперь снова просится их возобновить.

Я встретила его у выхода аэропорта, и сердце даже не екнуло: передо мной был совершенно чужой человек.

Он попытался меня обнять и поцеловать, но я вежливо отвела его руку, и увернулась от поцелуя.

Павел надеялся, что я приглашу его к себе домой, но я предложила ему гостиницу – одну из лучших в Питере.

— Надеюсь, ты за границей много заработал? На гостиницу денег хватит?

Он как-то увернулся от ответа, и стал восхищенно говорить о том, какой прекрасный стал Петербург за те два года, пока его здесь не было. Я кивнула головой, не зная, о чем с ним можно было еще поговорить. Оформляться в гостиницу он не стал, сказал, что у него билет на утренний рейс на самолет до Волгограда – это город, в котором он родился.

Он ждал, что я приглашу его хотя бы на ужин – с дороги проголодался.

Я слукавила: повела бы его в «Асторию» покушать, да кошелек у меня дырявый, а еще две недели до зарплаты.

Я ждала, что он ответит. Павел всегда был зажимистый – никогда мороженым не угощал, а о цветах от него можно было только мечтать. Он наконец промолвил:

— Ну, тогда я тебя угощу. Попьем хоть чая с пирожными.

И повел меня в скромную забегаловку. Я попросила у официанта меню, и назло своему кавалеру заказала самые дорогие блюда, и бокал бургундского вина – для него. А себе попросила апельсинового сока.

Павел как-то сник – он не ожидал от меня такой смелости, но за ужин заплатил – только за свой. Я рассмеялась, и за свой ужин отдала со своего кошелька.

Расстались мы с ним где-то за полночь. Он сел на такси. Я помахала вслед ему рукой. И обронила: привет жене!

Он посмотрел на меня как-то испуганно, и спросил:

 — А откуда ты узнала, что я женат?

— Так ты же сам только что сказал.

… Сейчас Павел переехал жить в Москву после того, как развелся со своей супругой. Он опять попытался наладить со мной отношения. Возможно, он ждал, что я попрошу его вернуться обратно. «Вернись, желанный» — не скажу, холодным взглядом провожу.

Добавить комментарий